• Эта статья опубликована на:
  • en
  • es
  • fr
  • ru
Занимавшийся разборкой судна 19-летний работник Худа Букс Гадани в результате аварии получил серьезные ожоги и перелом ноги. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

Занимавшийся разборкой судна 19-летний работник Худа Букс Гадани в результате аварии получил серьезные ожоги и перелом ноги. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

Мощный взрыв проделал дыру в корпусе нефтяного танкера на судоразделочной верфи Гадани в Пакистане. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

Мощный взрыв проделал дыру в корпусе нефтяного танкера на судоразделочной верфи Гадани в Пакистане. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

Азима и Мухаммад Хасан потеряли 18-летнего сына из-за пожара, вспыхнувшего на танкере. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

Азима и Мухаммад Хасан потеряли 18-летнего сына из-за пожара, вспыхнувшего на танкере. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

“Я отправила его работать, а не умирать”, – сказала Азима Хасан, потерявшая сына Санаулла во время пожара на нефтяном танкере. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

“Я отправила его работать, а не умирать”, – сказала Азима Хасан, потерявшая сына Санаулла во время пожара на нефтяном танкере. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

В течение двух дней спасательные службы могли только беспомощно наблюдать за тем, как огонь бушует на нефтяном танкере. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

В течение двух дней спасательные службы могли только беспомощно наблюдать за тем, как огонь бушует на нефтяном танкере. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

Занимавшийся разборкой судна 19-летний работник Худа Букс Гадани в результате аварии получил серьезные ожоги и перелом ноги. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро Мощный взрыв проделал дыру в корпусе нефтяного танкера на судоразделочной верфи Гадани в Пакистане. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро Азима и Мухаммад Хасан потеряли 18-летнего сына из-за пожара, вспыхнувшего на танкере. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро “Я отправила его работать, а не умирать”, – сказала Азима Хасан, потерявшая сына Санаулла во время пожара на нефтяном танкере. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро В течение двух дней спасательные службы могли только беспомощно наблюдать за тем, как огонь бушует на нефтяном танкере. Фото: IndustriALL/Амар Гуриро

Пакистан: жертвам пожара на верфи Гадани срочно нужна справедливая компенсация

24.11.2016

С момента смертоносного пожара, произошедшего на нефтяном танкере на судоразделочной верфи Гадани в Пакистане, прошло больше трех недель. Рабочие и члены семей погибших борются за выживание и пытаются добиться надлежащей медицинской помощи.

Девятнадцатилетний Худа Букс Гадани получил в результате аварии серьезные ожоги и перелом ноги:

“Я работал на верхней части судна, когда внезапно произошел взрыв. Судно моментально загорелось. Я почувствовал, что моя левая нога охвачена пламенем, и подумал, что умираю. Я решил прыгнуть в море, но там было слишком мелко, поэтому, когда я прыгнул с высоты почти 100 футов (30 метров), сломал правую ногу. Я находился в воде около часа, пока какие-то рабочие не приплыли на лодке и не спасли нас. Нас отправили в больницу, там было много рабочих”, – рассказал он.

Худу сначала доставили в больницу для гражданских лиц в Карачи, но позже перевели в правительственную клинику в городе Хуб, в которой не было ожогового отделения. Рабочего накрыли специальной сеткой, чтобы защитить его раны от мух и комаров. В больнице не было кондиционеров, поэтому окна все время были открыты. Худа очень беден, он помогал отцу кормить семью из десяти человек, но ему не оказали никакой помощи, чтобы он смог рассчитаться за лечение.

По меньшей мере 26 рабочих погибли, 50 получили ранения, многие пропали без вести, они считаются погибшими. По полученной информации, авария произошла в тот момент, когда рабочие сливали нефть из резервуаров, и искра от сварочной горелки спровоцировала мощный взрыв. Пламя на борту судна бушевало в течение двух дней. Из-за очень высокой температуры воздуха аварийно-спасательные службы не могли даже приблизиться к охваченному огнем судну.

Как стало известно в результате расследования, проведенного Глобальным союзом IndustriALL, члены семей погибших испытывают боль и страдания и находятся в очень тяжелом положении.

18-летний сын Мухаммада Хасана Санаулл заживо сгорел в пламени, охватившем нефтяной танкер. Работая на судоразделочной верфи Гадани, он поддерживал семью из восьми человек.

“Он был единственным кормильцем. После его гибели мы испытываем боль и гнев, потому что правительство ничего не делает, чтобы расследовать причины аварии, и не оказывает нам никакой помощи”, – сообщил Мухаммад Хасан.

“Смерть сына опустошила меня, – сказала мать Сануалла Азима Хасан. – Я отправила его на работу, а не умирать. Должно быть проведено расследование, и виновные должны понести наказание”.

Во время посещения места трагедии, произошедшей 1 ноября, федеральный министр по делам портов и судоходства Хасил Хан Бизенджо пообещал оказать пострадавшим помощь и содействие.

По информации NTUF, членской организации IndustriALL, представляющей рабочих верфи Гадани, правительство объявило о готовности выплатить компенсацию в размере  1,5 миллиона рупий (US$14000) родственникам погибших и по 100000 рупий (US$950) работникам, получившим травмы. Однако профсоюз отверг это предложение и потребовал по 3 миллиона рупий (US$28000) семьям погибших и по 0,5 миллиона рупий (US$4700) пострадавшим работникам.

В то же время, и подрядчик по разборке судов, и владелец судна, которые несут полную ответственность за безопасность рабочих, ничего не предложили. По оценкам сотрудников налогового ведомства Пакистана, каждое утилизированное судно в среднем приносит доход в размере 4,5 миллиона долларов США. Судоразделочная отрасль Пакистана – одна из крупнейших в мире после Китая и Турции.

Правительство после взрыва закрыло верфь. На ней в общей сложности трудились около 12 000 рабочих, и все они не были зарегистрированы. Сейчас они находятся в очень тяжелом положении из-за отсутствия работы.

Генеральный секретарь NTUF Насир Мансур сказал: “Пора правительству признать необходимость соблюдения норм безопасности и гигиены труда на верфях. Крайне важно, чтобы работники были зарегистрированы в органах социального обеспечения и в учреждениях, выплачивающих пособие по старости, и чтобы они могли реализовать свое право на объединение в профсоюзы и демократическим путем выбирать своих представителей для ведения коллективных переговоров. Правительство должно незамедлительно отменить приказ об остановке демонтажа судов и, проведя консультации с представителями работников, закрепить на законодательном уровне кодекс по утилизации судов, который бы отвечал требованиям Гонконгской конвенции о безопасной утилизации судов и руководящим принципам МОТ в Южной Азии”.