• Эта статья опубликована на:
  • en
  • es
  • fr
  • ru

Loading...

Rio Tinto говорит неправду о причинах применения нестандартной занятости?

30.04.2015

На ежегодном собрании акционеров компании Rio Tinto, состоявшемся в Лондоне 16 апреля, генеральный директор Rio Tinto Сэм Уолш заявил, что стратегия компании по применению аутсорсинга – это ответ на гибкие требования рынка и возможность использования определенного профессионального опыта. Однако глобальный рост использования нестандартной занятости на предприятиях Rio Tinto во всех регионах мира говорит о другом.

Rio Tinto говорит неправду о причинах применения нестандартной занятости?

На ежегодном собрании акционеров компании Rio Tinto, состоявшемся в Лондоне 16 апреля, генеральный директор Rio Tinto Сэм Уолш заявил, что стратегия компании по применению аутсорсинга – это ответ на гибкие требования рынка и возможность использования определенного профессионального опыта. Однако глобальный рост использования нестандартной занятости на предприятиях Rio Tinto во всех регионах мира говорит о другом.

Во время ежегодного собрания акционеров слово взял заместитель генерального секретаря Глобального Союза IndustriALL Кемаль Озкан. Он осудил политику компании Rio Tinto по применению аутсорсинга. У временных работников Rio Tinto меньше гарантий занятости, хуже условия труда и гораздо слабее социальная защита.

 Массовое применение аутсорсинга не приносит реальной пользы Rio Tinto. [...] Причина этой бизнес-модели массового использования нестандартной занятости заключается в стремлении ослабить профсоюзы.

Сэм Уолш представил ложные причины, видимо, чтобы оправдать то, что компания часто прибегает к аутсорсингу и нестандартной занятости.

 Аутсорсинг [...] это сфера деятельности с четко определенными задачами [Rio Tinto] использует аутсорсинг для того, чтобы получить определенные услуги, которые может физически предоставить один из наших поставщиков или подрядчиков. Это может быть что-то, в чем [Rio Tinto] нуждается периодически, а не постоянно. И это лучший и самый эффективный способ получения необходимой услуги. Очевидно, что есть случаи, когда [Rio Tinto] переживает резкий скачок, и тогда [Rio Tinto] необходимо реагировать на подъём конъюнктуры рынка [...]. Но позвольте мне заверить вас, что использование аутсорсинга является проявлением своего рода гибкости, а не антипрофсоюзной стратегией. Речь идет о том, что компания признает тот факт, что в бизнесе есть основные функции, которые [компания] должна сама выполнять, но есть и другие, для восполнения которых необходимо прибегнуть к использованию определенного профессионального опыта других. (Сэм Уолш, ежегодное общее собрание акционеров компании Rio Tinto plc, Лондон, апрель 2015 г.)

Rio Tinto не предоставляет четкой информации об использовании временных работников и не раскрывает, сколько людей работает на предприятиях, которыми она непосредственно руководит; она сообщает только о количестве постоянных работников. Однако результаты недавнего опроса, проведенного Глобальным союзом IndustriALL среди своих членских организаций, представляющих работников предприятий 14 стран, полностью или частично принадлежащих Rio Tinto, резко опровергают утверждения генерального исполнительного директора Rio Tinto.

Подрядчики [компании IOC, Канада] не являются квалифицированными рабочими, которые у вас действительно были, они заменили наших членов, постоянных работников, (сказал Рон Томас, президент USW работников IOC провинции Лабрадор, отвечая на заявления Сэма Уолша на ежегодном собрании акционеров компании Rio Tinto в Лондоне)

По информации опрошенных профсоюзов, процент работников на предприятиях Rio Tinto, нанятых на условиях нестандартной занятости, достигает 70 процентов. Профсоюзы, представляющие работников Rio Tinto, сообщают, что использование нестандартных форм занятости в компании растет. Во Франции за последние пять-десять лет число работников, нанятых на условиях нестандартной занятости, выросло с 5 до 25 процентов. Показатель использования нестандартной занятости на шахте Грасберг (Индонезия) увеличился в два раза.

Существует четкая стратегия замены основной части постоянной рабочей силы работниками аутсорсинговых компаний или временными работниками. В компании Rössing (Намибия) после сокращения работников в 2013 и 2014 году, которое проводилось в сочетании с использованием аутсорсинга, бывших работников, уволенных в результате сокращения, теперь нанимают на условиях шестимесячных контрактов.

Профсоюз работников строительной, лесной, горнодобывающей и энергетической промышленности (CFMEU) сообщает, что Rio Tinto на своих угольных шахтах в Австралии сокращает постоянных работников, при этом продолжая нанимать временных, заменяя уволенных постоянных работников временными подрядчиками, а в некоторых случаях открыто применяет политику, направленную на то, чтобы большинство рабочей силы составляли работники аутсорсинговых компаний.

Отвечая на заявление Кемаля Озкана, Сэм Уолш сказал, что Rio Tinto является

организацией, которая заботится [...], которая предлагает хорошие условия [...] и сосредоточена на вопросах охраны здоровья и безопасности.

Однако, прибегая к нестандартной занятости, Rio Tinto создает неравенство среди работников на рабочих местах. По имеющейся информации, работники металлургических заводов Rio Tinto в Новой Зеландии и Алме, нанятые на условиях нестандартной занятости, получают на 50 процентов меньше, чем постоянные работники. К тому же, у временных работников, как правило, значительно меньше льгот и пособий. Более того, здоровье и безопасность этих работников подвергаются более высоким рискам.

Борьба против нестандартной занятости стала центральным требованием кампании IndustriALL против Rio Tinto. В последнем издании IndustriALL “Rio Tinto: как на самом деле работает компания” излагаются последствия расширения использования нестандартной занятости.