Jump to main content
IndustriALL logotype

ТЕМА НОМЕРА: Справедливость в цепочках поставок путем юридически обязательных глобальных соглашений

15 January, 2019Власть глобальных корпораций сегодня превышает все, что мы видели до сих пор. Некоторые называют это триумфом транснациональных компаний. Ограниченность власти и воли национальных правительств, чтобы призывать корпорации к ответу за негативные последствия их деятельности, отчетливо видны всем и каждому. Глобальные корпорации разрывают в клочья социальный договор, понимание того, что, дабы функционировать в обществе, компании должны соблюдать определенные правила в интересах своих работников и широкой общественности.

Текст:
Дженни Холдкрофт

Даже само понятие о том, кто является их работниками, развалилось на куски, потерялось в лабиринте многослойных механизмов субподряда, аутсорсинга и заемного труда глобальных цепочек поставок, каждый из которых создан с целью позволить корпорациям уходить от ответственности за работников, которые участвуют в производстве их прибылей.

Неудивительно, что призывы к ужесточению контроля за деятельностью транснациональных компаний (ТНК) и ее регулирования, раздаются все громче. Саморегулирование, поддержанное аудитом компаний на предмет соблюдения прав человека, потеряло у людей всякое доверие, а множество добровольных сопутствующих механизмов отчетности не могут убедить людей в том, что права трудящихся не нарушаются.

Руководящие принципы ООН в области бизнеса и прав человека (UNGPs), одобренные Советом ООН по правам человека в 2011 году, стали первой поддержанной ООН рамочной системой для определения ответственности ТНК. Эти принципы получили широкую поддержку, поскольку в них синтезированы ожидания общества от ТНК, однако они оказываются недостаточными, потому что не накладывают на компании никаких фактических обязательств, вне зависимости от того, принимают они эти принципы в своей работе или отвергают их.

В ответ на это правительства 84 стран, поддержанные многими организациями гражданского общества, предлагают подписать юридически обязательный к исполнению инструмент, который защитит людей от нарушений прав человека со стороны ТНК. В июне 2014 года Совет ООН по правам человека договорился о создании межправительственной Рабочей группы для подготовки проекта такого договора. Первая редакция «юридически обязательного к исполнению документа по регулированию, в рамках международного законодательства по правам человека, деятельности транснациональных корпораций и других деловых предприятий» была опубликована в июле 2018 года. В документе уделяется меньше внимания обязанностям ТНК и больше – доступности средств правовой защиты и правосудия для жертв злоупотреблений со стороны корпораций. Он не преследует цель создать или признать какие-либо прямые обязательства ТНК в области прав человека в рамках международного права, но он установит обязательства для государств по принятию законов или созданию иных механизмов, по которым компании будут нести юридическую ответственность за злоупотребления на своих предприятиях . Проект содержит некоторые обязательные меры по проведению экспертизы, которые повлекут выдвижение правительствами требований к ТНК по внедрению в компаниях методов выявления, предотвращения, смягчения и предоставления отчетности в области негативных последствий их деятельности для прав человека, но остается неясным, как правительства будут контролировать и обеспечивать выполнение этих требований, особенно учитывая слабое обеспечение соблюдения прав трудящихся во многих странах на сегодняшний день.

Еще одним потенциальным подводным камнем является то, как компании будут призываться к ответу за злоупотребления в своих цепочках поставок. Используемые в проекте формулировки дают слишком широкое определение наступления ответственности, в частности, когда компания «управляет» деятельностью предприятий-поставщиков или имеет «тесные отношения» с предприятием в своей цепочке поставок, создавая для ТНК мощный стимул отрицать такие связи или избегать их установления. Можно ожидать сильного сопротивления подписанию такого юридически обязательного договора со стороны ТНК, и этому процессу предстоит пройти еще долгий путь.

В 2016 году Международная конференция труда провела трехстороннюю дискуссию о достойном труде в глобальных цепочках поставок. Резолюция, принятая по итогам обсуждений, призывает Административный совет МОТ созвать трехстороннюю или экспертную встречу для оценки тех недостатков, которые ведут к дефициту достойного труда в глобальных цепочках поставок, и рассмотрения руководств, программ, мер, инициатив или норм, необходимых для решения этой проблемы.

Такая встреча пройдет в феврале 2019 года.

Профсоюзы продолжат использовать этот процесс, чтобы добиться принятия Конвенции МОТ по глобальным цепочкам поставок, хотя поддержки от работодателей и правительств международной нормы трудовых отношений, требующей законодательного регулирования деятельности ТНК в этой области, добиться будет трудно.

При продолжающемся отсутствии законодательного регулирования ТНК, тем не менее, остаются чувствительны к вопросам, влияющим на их репутацию. Выплеснувшееся наружу возмущение мировой общественности в 2013 году после обрушения здания Рана-Плаза в Бангладеш, когда более 1.100 работников погибли и еще больше получили ранения и увечья, почувствовали на себе все предприятия текстильной и швейной промышленности и особенно остро – те бренды, которые, как выяснилось, закупали одежду, произведенную в этом самом здании. Сразу после трагедии чувствительность к тому, что их бренды стали ассоциироваться со смертью и увечьями, подтолкнула более 200 ТНК к подписанию юридически обязательного к исполнению соглашения с Глобальными союзами IndustriALL и UNI – Договора о пожарной безопасности и безопасности производственных зданий в Бангладеш.

Связь с серьезными нарушениями прав человека способна оказать ощутимое воздействие на объемы продаж и котировку акций компании. Давление оказывается наиболее действенным в отношении тех компаний, которые напрямую контактируют с потребителями, хотя это ни в коем случае не является гарантией того, что они откликнутся на призывы к проведению перемен. В 2010 году компания Apple столкнулась с многочисленными самоубийствами среди работников производства iPhone на предприятиях компании Foxconn в Китае, однако несмотря на негативные статьи и выступления в СМИ и широкую кампанию протеста, ее репутация среди потребителей не пострадала (как и объемы продаж), и компании удалось пересидеть бурю критики в свой адрес. Для многих ТНК в секторах IndustriALL, чьи бренды не столь широко известны, возможность повлиять на изменение их поведения под давлением общественности ограничена. Требования повысить прибыль со стороны рынка, инвесторов и акционеров всегда возьмут верх, если не будет уравновешивающего давления с другой стороны.

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ГЛОБАЛЬНОМУ КАПИТАЛУ

Коллективные переговоры давно признаны основным инструментом трудящихся в реализации их коллективного влияния и заключения с работодателями договоров по заработной плате и условиям труда и регулирования отношений найма на национальном, отраслевом уровне или уровне компании. Эти соглашения работают, потому что они имеют силу закона.

Конвенция МОТ № 98 делает доступ к коллективным переговорам безоговорочным правом трудящихся, и защита этого права является одним из главных приоритетов мирового профсоюзного движения. Но это право не распространяется на глобальный уровень. Несмотря на явные свидетельства того, что ТНК централизованно управляют политикой в области найма во многих странах мира, главный инструмент, используемый профсоюзами для обуздания власти корпораций – путем требования справедливой доли для рабочих, – не может быть использован в отношении глобальной деятельности ТНК.

Вот уже много лет глобальные профсоюзы устанавливают отношения с ТНК на общемировом уровне; наиболее эффективно это достигается путем подписания Глобальных рамочных соглашений (ГРС).

Хотя компании, с которыми работает IndustriALL, прекрасно могут жить с юридически обязательными коллективными соглашениями на национальном уровне в странах, где расположены их предприятия, они с гораздо большей неохотой заключают подобные соглашения в отношении всей своей глобальной деятельности. Заметным исключением из этого правила является Бангладешский Договор.

Непосредственно после обрушения Рана- Плаза компании изъявили готовность подписать юридически обязательное к исполнению соглашение. Как только несколько компаний сделали это, другим компаниям стало легче принять те же условия. В конечном счете более 220 ТНК подписали Договор, приняв на себя юридическую ответственность за выполнение обязательств по нему. Ясно, что сопротивление подписанию юридически обязательных глобальных соглашений можно преодолеть, как только они станут более широко распространенными и привычными для компаний, так же как для них уже стали привычными соглашения на национальном уровне. Как сказал один представитель компании во время переговоров по Бангладешскому Договору 2018 года: «Если мы подписываем соглашение, мы намерены его выполнять, так чего нам переживать из-за того, является оно юридически обязательным или нет?».

Первоначальная редакция Договора 2013 года содержала процедуру урегулирования споров с различными стадиями для решения вопросов между глобальными союзами и подписавшими Договор корпорациями. В частности, оговаривалось, что, если урегулирования спора достичь не удается, стороны могут обратиться к процедуре арбитража для получения итогового и юридически обязательного решения; эта процедура руководствуется регламентом международного коммерческого арбитража ЮНСИТРАЛ.

Впервые эта система использовалась как руководство для урегулирования трудовых споров, и опыт ведения дел, согласно этому регламенту, позволил IndustriALL и UNI получить ряд ценных уроков в плане общей возможности его применения в качестве арбитражного механизма в глобальных профсоюзных соглашениях.

УСВОЕННЫЕ УРОКИ

В июле и октябре 2016 года оба глобальных союза передали в арбитраж дела против двух брендовых компаний, подписавших Договор, обратившись в Постоянную палату третейского суда (ППТС) в Гааге. Впоследствии оба дела были объединены и слушались вместе. Оба дела касались соблюдения этими глобальными брендами требований Договора, в частности, компании должны были потребовать от своих поставщиков привести производственные объекты в надлежащее состояние в жесткие сроки, установленные Договором, и согласовать условия закупок таким образом, чтобы поставщики смогли покрыть расходы, связанные с обновлением своих предприятий.

Поскольку это был первый арбитраж такого рода, исходные аргументы строились на подсудности (могли ли эти дела вообще быть рассмотрены в данном арбитраже), выборе права (законодательством какой страны следовало руководствоваться в данном споре) и процедурных вопросах, таких как производство документов по делу. Все это оказалось очень тяжелым и дорогостоящим процессом. Поскольку не удалось достичь соглашения о том, чтобы дела слушал один третейский судья, по регламенту ЮНСИТРАЛ они слушались арбитражной коллегией из трех судей, один из которых избирался истцом (глобальными союзами), один – брендами, а третий являлся председателем коллегии, назначенным ППТС. От глобальных союзов потребовали депонировать 150.000 евро на счете ППТС для покрытия гонораров и командировочных расходов трех третейских судей, а также административных расходов ППТС. Чтобы механизм обеспечения выполнения глобальных соглашений был посильным для профсоюзов, необходимо отыскать более подходящую систему, которая позволит удерживать затраты на приемлемом уровне.

Чтобы передать эти дела в арбитраж, IndustriALL и UNI необходимо было найти юридического представителя.

Это было бы непосильно дорого, и дела не продвинулись бы вперед без представительства, предоставленного компанией Covington & Burling на условиях pro bono (безвозмездно). Огромный объем работы ушел на подготовку дел и сбор показаний свидетелей и экспертов.

Первое процедурное слушание состоялось в марте 2017 года и установило график рассмотрения дел. График предполагал обмен документами в октябре и ноябре, предоставление документов в арбитраж в декабре 2017 и феврале 2018 года и устное слушание в марте 2018 года – почти через два года после изначального обращения в арбитраж.

В сентябре 2017 году Трибунал вынес постановление о принятии дел к рассмотрению.

В итоге оба дела были урегулированы до устного слушания, которое, несомненно, повлекло бы существенные дополнительные расходы и для глобальных союзов, и для компаний.

Оба бренда согласились выплатить значительные суммы на обновление швейных фабрик, подпадавших под действие Договора.

Положения о конфиденциальности не позволяют обнародовать названия брендов и условия одной из двух договоренностей.

По второй договоренности, компания согласилась выплатить 2 миллиона долларов США на обновление более 150 фабрик и внести еще 300.000 долларов США в совместный Фонд поддержки работников цепочек поставок, созданный IndustriALL и UNI, чтобы поддержать работу глобальных союзов по улучшению оплаты и условий труда работников глобальных цепочек поставок.

Выступая после урегулирования разногласий, Генеральный секретарь IndustriALL Вальтер Санчес отметил: «Данная договоренность показывает, что Бангладешский Договор работает. Она служит свидетельством того, что юридически обязательные механизмы способны привлекать транснациональные компании к ответу».

Эти результаты показывают, насколько важно для глобальных союзов суметь подписать юридически обязательные соглашения с ТНК, выполнение которых они могут впоследствии обеспечить через суд. Однако приобретенный опыт также продемонстрировал ограниченность использования существующих механизмов международного арбитража, которые не создавались и не являются пригодными для урегулирования трудовых споров.  

В КАКОМ НАПРАВЛЕНИИ ДВИГАТЬСЯ ДАЛЬШЕ?

IndustriALL, вместе с UNI, твердо намерен добиваться подлинных глобальных трудовых отношений путем подписания юридически обязательных соглашений с транснациональными корпорациями, содержащих эффективные механизмы обеспечения их выполнения.

Хотя между ТНК и глобальными союзами подписывается все большее число соглашений, пока еще не существует механизма, посредством которого споры по соглашениям можно было бы урегулировать путем примирения сторон и юридически обязательных к исполнению арбитражных решений на глобальном уровне. Некоторые соглашения ссылаются на МОТ как на потенциального арбитра в спорах, но МОТ ясно дала понять, что не может взять на себя эту роль. Если профсоюзное движение хочет реализовать свое стремление к подписанию юридически обязательных глобальных соглашений, мы должны отыскать доступ к механизму обеспечения их выполнения, который лишен недостатков, свойственных процедурам арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ.

Этот механизм должен работать гораздо оперативнее: рабочие не могут ждать рассмотрения своего дела почти два года.

Он должен быть гораздо дешевле: оплата трех третейских судей для слушания одного дела не нужна. Он не должен требовать подготовки чрезмерного количества документов: в делах по Договору стороны обменивались огромным числом документов, которые нужно было потом прочесть и проанализировать.

Положения о конфиденциальности не должны лишать глобальные союзы возможности докладывать о деле своим руководящим органам и работникам, которых оно затрагивает. Наконец, этот механизм должен быть напрямую доступен профсоюзам.

Глобальные союзы должны быть в состоянии обеспечивать выполнение своих собственных соглашений независимо от того, могут ли они найти юридического представителя, готового работать на безвозмездной основе.

Другими словами, механизм обеспечения выполнения глобальных профсоюзных соглашений должен быть доступным, экономичным и эффективным. Например, чтобы можно было выбрать одного третейского судью из предварительно отобранной группы; чтобы поощрялось и поддерживалось своевременное примирение сторон во избежание передачи дела в арбитраж; чтобы подача документов перед слушанием не была обязательным требованием; чтобы можно было устанавливать график, ускоряющий завершение дела.

Опыт IndustriALL и UNI в обеспечении выполнения Бангладешского Договора подчеркнул настоятельную потребность разработки механизма, который был бы специально нацелен на оперативное и недорогое урегулирование трудовых споров на глобальном уровне, и который использовался бы не только применительно к Договору, но и к другим юридически обязательным соглашениям между глобальными союзами и ТНК.

Оба глобальных союза используют свой Совместный фонд поддержки работников цепочек поставок для целей разработки механизма примирения и арбитража в международных трудовых спорах для урегулирования своих разногласий с ТНК. Эта работа предполагает анализ существующих моделей примирения и арбитража, используемых профсоюзами в настоящее время, а также широкие консультации с экспертами и экспертными организациями в этой области.

Новый Договор 2018 года доказывает, что можно подписывать юридически обязательные глобальные соглашения с ТНК. 192 компании, которые на данный момент подписали Договор, не были мотивированы к этому недавней катастрофой, попавшей на первые страницы мировых газет, как это было после обрушения Рана-Плаза. У них также был за плечами пятилетний опыт работы в рамках юридически обязательного соглашения.

Помимо двух дел, которые закончились в арбитраже, UNI и IndustriALL активно работали над обеспечением выполнения Договора с многими другими брендами.

Больше всего говорит за себя тот факт, что обе компании, которые проходили процедуру арбитража, подписали новый Договор вместе с его юридически обязательными к исполнению положениями. Ведется работа по оптимизации механизма урегулирования споров и арбитража в Договоре, чтобы сделать его более дешевым, оперативным и доступным. Эти изменения могли бы указать путь к процессу, который потенциально мог бы использоваться и в других соглашениях.

IndustriALL продолжит добиваться подписания юридически обязательного договора на уровне ООН и принятия Конвенции МОТ по цепочкам поставок, одновременно с этим работая над созданием специального механизма для обеспечения выполнения глобальных профсоюзных соглашений, нацеленных на удовлетворение потребностей глобального профсоюзного движения в его стремлении к достижению справедливости для работников цепочек поставок.

Related documents

О Глобальном союзе IndustriALL

Глобальный союз IndustriALL представляет свыше 50 миллионов работников в 140 странах мира, занятых в горнодобывающей, энергетической и перерабатывающих отраслях.

Мы ведем борьбу за улучшение условий труда и соблюдение прав профсоюзов во всем мире.

Мы в социальных сетях

Присоединяйтесь к нашему движению и следите за новостями на:

Свяжитесь с нами

Вопросы и контакты для прессы:

© Copyright 2018 - IndustriALL - We care about your personal information and data. Take a look at our Privacy Policy.