Jump to main content
IndustriALL logotype

СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ: Всесторонние санкции против России; почему не против Мьянмы?

1 июня, 2022Несмотря на призывы профсоюзов Мьянмы к введению обширных экономических санкций против военного режима, многие глобальные швейные бренды продолжают заказывать свою продукцию в этой стране. Реакция международного сообщества на вопиющие нарушения прав человека в Мьянме резко контрастирует с ситуацией в отношении России.

СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ

Global Worker No 1, июнь 2022

Страна: Мьянма

Текст: Уолтон Пэнтланд

После военного переворота 1 февраля 2021 года военная хунта в Мьянме совершила такие нарушения прав человека, которые, по словам Мишель Бачелет, Верховного комиссара ООН по правам человека, «могут быть приравнены к военным преступлениям и преступлениям против человечности». Она добавила, что «ужасающие масштабы и глубина нарушений норм международного права, с которыми столкнулся народ Мьянмы, требуют твердого, единодушного и решительного международного ответа».

Более 10 000 политических заключенных, включая профсоюзных активистов, находятся за решеткой, и не менее 1800 гражданских лиц, включая 54 рабочих активиста, были убиты хунтой. Деятельность 16 профсоюзов и федераций, включая членскую организацию Глобального союза IndustriALL, Федерацию промышленных работников Мьянмы (IWFM), была запрещена.

Несмотря на это, многие глобальные бренды одежды продолжают вести свой бизнес в стране как ни в чем не бывало. Бренды, которые ушли из России уже в первые несколько дней после вторжения в Украину, находят предлоги остаться в Мьянме – наиболее распространенным из них является тот, что они являются силой добра, способной защитить трудящихся посредством «повышения уровня экспертизы поставщиков на предмет соблюдения прав человека (правозащитного аудита)».

Для трудящихся и профсоюзов ситуация сложилась очень тяжелая: по оценкам МОТ, 220 000 работников швейной отрасли остались без работы и, как считает федерация IWFM, работу и заработок из-за временного закрытия фабрик, административных отпусков или сокращения производства, возможно, потеряли еще 120 000 человек, оставшихся неучтенными в официальной статистике по безработице.

Объединенные в профсоюзы работники, которые до переворота пользовались защитой коллективных договоров и соглашений, были уволены и заменены случайными работниками, не имеющими никаких прав. IWFM задокументировала многочисленные случаи, когда работников увольняли без какой-либо компенсации и когда силы безопасности врывались в дома профсоюзных лидеров, чтобы арестовать их, получив их личные данные от директоров фабрик. Есть факты расстрела протестующих рабочих, незаконного увольнения работников, угроз физической расправы над профсоюзными лидерами и их преследования силами безопасности.

Военные устроили настоящую охоту за органайзерами, преподавателями, переговорщиками и лидерами IWFM. Большинство швейников сегодня получают менее 1,80 доллара США в день; сотни тысяч работников государственного сектора были уволены из больниц, школ, университетов и железнодорожных предприятий за отказ работать на военную хунту.

В своем обращении в МОТ IWFM написала, что федерация

“не в состоянии надлежащим образом защищать права трудящихся в условиях военной диктатуры, поскольку демократические профсоюзы не могут свободно работать. Тем не менее, на всем протяжении 2021 года мы пытались защитить трудящихся, работая с брендами в рамках переговорного механизма, который мы построили.

Опыт, накопленный в течение целого года переговоров, сегодня явно свидетельствует о том, что западные бренды не способны защитить права работников”.

Многочисленные случаи нарушений были зарегистрированы на фабриках – часто принадлежащих китайским владельцам – которые производят продукцию для таких брендов, как Adidas, H&M, C&A, Tesco, Bestseller и Inditex. IWFM в своей работе с брендами поднимала проблему этих нарушений, и многие из них были устранены. Но поскольку в условиях военной диктатуры правозащитный аудит стал невозможен, фабрики отрицают обвинения в нарушении прав трудящихся и споры остаются неразрешенными. IWFM зарегистрировала случаи, когда работникам угрожали увольнением, если они откажутся дать ложную информацию о своих условиях труда, и когда военные заставляли работников вернуть полученную ими компенсацию под дулами автоматов.

Поскольку профсоюзы не могут действовать свободно и правозащитный аудит невозможен, профсоюзы Мьянмы считают, что в стране существует угроза превращения ее в один огромный лагерь рабского труда. Летом 2021 года рабочее движение Мьянмы опубликовало призыв к введению всесторонних экономических санкций, утверждая, что приоритетом должно стать лишение режима ресурсов, особенно иностранной валюты.

IndustriALL поддержал призыв к введению санкций на своем Конгрессе в сентябре 2021 года и направил письма компаниям, работающим в Мьянме, призывая их прекратить свою деятельность в стране до тех пор, пока не будут восстановлены демократия и фундаментальные права трудящихся. Впоследствии многие компании покинули страну, включая Voltalia, POSCO, Telenor, Total, Chevron, Shell, Woodside Petroleum и Bridgestone, а компания Total заявила, что рост нарушений прав человека означает невозможность внесения предприятиями в Мьянме положительного вклада в развитие компании.

.

Швейная фабрика в Мьянме, 2015 год

Однако большинство производителей одежды остались в Мьянме. Хотя некоторые из них пообещали не размещать новых заказов, текущий производственный цикл означает, что многие из них имеют контракты на поставку продукции, охватывающие весь 2022 год. Текстильная и швейная отрасли являются значительным источником иностранной валюты для страны, и профсоюзы опасаются, что с течением времени работа компаний с военной диктатурой станет для них нормой.

Бренды одежды заявляют, что уход из страны в ответственном ключе – задача сложная, но опыт России показывает, что там, где есть политическая воля, они могут действовать очень оперативно. Перед лицом глобальных санкций и широкого возмущения общественности в целом H&M, например, закрыла все свои магазины в России уже через несколько дней после вторжения в Украину. Компания до сих пор получает продукцию из Мьянмы.

Одним из самых больших препятствий является то, что, в отличие от России, международное сообщество не единодушно в отношении ситуации в Мьянме и полезности санкций. Хотя Государственный административный совет военной хунты (ГАС) подвергается все большей изоляции в сфере международной дипломатии – например, ООН отказала ему в аккредитации, – находящееся в изгнании демократическое правительство Мьянмы, Правительство национального единства (ПНЕ), не получает широкого международного признания как законное правительство страны. Мировое профсоюзное движение поддерживает призыв профсоюзов Мьянмы к дипломатическому признанию ПНЕ.

ПНЕ подчеркнуло, насколько важно лишить хунту доходов, написав в одном из своих недавних заявлений, что «ПНЕ хотело бы напомнить, что всем бизнесам дано указание НЕ платить никаких налогов и не обеспечивать никаких доходов военному режиму Мьянмы. Если избежать выплат военным невозможно, то единственный вариант – приостановить деловую активность в стране до полного восстановления демократии в Мьянме».

Глобальным брендам, действующим в Мьянме, никак не избежать обеспечения военного режима доходами в форме налогов, пошлин на импорт тканей, оплаты коммунальных услуг, которые предоставляют принадлежащие военным компании, и уплаты сборов в обоих портах Мьянмы, также принадлежащих военным.

Самым большим препятствием в кампании за введение санкций является ЕС, который в настоящее время предоставляет Мьянме беспошлинный доступ к своим рынкам в рамках программы торговых преференций «Все кроме оружия» (EBA). Эта программа приносит огромную выгоду национальной экономике, а на ЕС приходится больше половины всей экспортируемой Мьянмой одежды.

Хотя в прошлом ЕС использовал санкции, чтобы подтолкнуть Мьянму к демократии, коммерческие круги пролоббировали отказ от такого подхода, и текущая позиция ЕС такова, что экономические связи и конструктивное взаимодействие рассматриваются как наилучший путь вперед. Это тот же самый образ мыслей, который привел Европу к столь большой зависимости от нефти и газа из России. Хотя прямая угроза существованию в виде войны на европейском континенте и потоки беженцев, прибывающие в ЕС, заставили ЕС действовать быстро и решительно, чтобы экономически изолировать Россию, Мьянма, похоже, находится достаточно далеко, чтобы избежать эквивалентных действий в свой адрес.

Программа преференций EBA изначально разрабатывалась как способ поддержать демократию посредством торговли, но ЕС пристрастился к дешевому производству в глобальных цепочках создания добавленной стоимости. Мьянма является очень привлекательной базой для брендов одежды, которые провели в стране существенные инвестиции. Отказ отозвать торговые преференции по линии EBA вступает в противоречие с растущим комплексом законодательных мер в ЕС, включая закон о правозащитной экспертизе поставщиков, принятый в Германии, и директиву ЕС.

Профсоюзы Мьянмы встревожены тем, что украинский кризис и другие проблемы приведут к тому, что внимание мира переключится, и о Мьянме забудут. Если военщина выиграет достаточно времени, она сможет укрепить и консолидировать свое правление, проведя показные выборы, и начнет работать над нормализацией дипломатических и экономических отношений.

По мере того, как пространство для проведения мирных изменений в Мьянме сужается, многие люди в стране присоединяются к вооруженному повстанческому движению. Это создает для брендов одежды серьезные риски в плане их ответственности за экологические, социальные и управленческие аспекты своей деятельности (принципы ESG). Сделав выбор в пользу продолжения своей деятельности в зоне конфликта, они тем самым берут на себя ответственность за проведение правозащитной экспертизы своих поставщиков и избежание обвинений в соучастии в нарушении прав человека. Для брендов возникает угроза репутационного ущерба, судебного преследования, жалоб по линии ОЭСР и бунта акционеров. Есть также риск нарушения работы цепочки поставок из-за эскалации конфликта.

Конгресс IndustriALL 2021

Генеральный секретарь IndustriALL Атле Хойе отметил: 

“Ситуация в Мьянме грозит перерасти в гражданскую войну. После того, как военные больше года осуществляли вооруженные нападения на гражданских лиц, люди сегодня берутся за оружие, чтобы защитить себя. Это вызвано тем, что демократические пути достижения изменений закрываются.

Всеобъемлющие экономические санкции являются ненасильственным решением, позволяющим восстановить демократию в Мьянме. Чем дольше глобальные бренды продолжают производить там свою продукцию, тем дольше будет длиться боль народа Мьянмы”.

О Глобальном союзе IndustriALL

Глобальный союз IndustriALL представляет свыше 50 миллионов работников в 140 странах мира, занятых в горнодобывающей, энергетической и перерабатывающих отраслях.

Мы ведем борьбу за улучшение условий труда и соблюдение прав профсоюзов во всем мире.

Мы в социальных сетях

Присоединяйтесь к нашему движению и следите за новостями на:

Свяжитесь с нами

Вопросы и контакты для прессы:

© Copyright 2018 - IndustriALL - We care about your personal information and data. Take a look at our Privacy Policy.